Дарья Костюк

Известная цирковая артистка, прима Большого московского цирка на проспекте Вернадского, руководитель собственного «Цирка Дарьи Костюк», автор и режиссер многих цирковых постановок. Свое место на манеже ей в прямом смысле слова пришлось отвоевывать, ведь несмотря на то, что она из цирковой семьи, ее родители были против того, чтобы дочь продолжала их дело. Однако благодаря своему целеустремленному и волевому характеру она смогла добиться своего.
На фото: Дарья Костюк
Дарья Костюк
Дарья, расскажите, с чего вы начинали и когда поняли, что цирк – ваше призвание?
О том, что я свяжу свою жизнь с цирком, я решила в детстве. Я, как любой цирковой ребенок, практически все время проводила за кулисами и уже тогда влюбилась в этот мир. В отличие от других детей, чьи родители цирковые и мечтали, чтобы их чада продолжили династию, меня не нужно было заставлять. У меня была ситуация наоборот: я очень хотела, но родители были против. Совершенно осознанное решение было принято, когда я училась в 5-6 классе.

Помню, тогда я отработала полностью новогодние спектакли уже как полноценная артистка – меня пригласил дрессировщик быть его партнершей, у нас был номер с обезьянами. Тогда я собрала семейный совет и пообещала, что это не повлияет на мою учебу. Мне разрешили, но пришлось еще долго доказывать, что это – мое.

До этого я в возрасте семи лет участвовала в иллюзионном аттракционе у Юрия Матвеевича Кукеса, народного артиста РФ, я появлялась из пустой корзины и танцевала русский танец. Потом, когда мне было 9, я работала в конном аттракционе у народного артиста России Юрия Петровича Мерденова. Я там делала два трюка – «пистолетик» и «подбор платочков с манежа в длинном обрыве» –трюк, который делают взрослые женщины. Джигитовка, кстати, до сих пор один из моих любимых жанров. Потом я работала с медведем и собаками в дрессуре, а чуть позже я освоила воздушную гимнастику и работала как гимнастка на полотнах. Но в какой-то момент я решила углубиться в дрессуру, она всегда была мне ближе, и я поняла, что хочу развиваться в этом направлении. Хотя до сих пор работаю и в других жанрах.

Почему именно дрессура?
Мне всегда нравилось работать с животными больше, чем в других жанрах. Есть какая-то магия в этом, волшебство. Найти с ними общий язык, узнавать их, общаться с ними ежедневно – это сложно, но безумно интересно. Они все разные, с разными характерами. Дрессура – это ведь психология в чистом виде. И ты работаешь не только с ними, с животными, но и с собой, над собой. Слабый человек, без внутреннего стержня, не может быть дрессировщиком.

Нужно учиться понимать животных, слушать их, подстраиваться, отстаивать то, что ты – вожак, быть готовым ко всему и быть всегда начеку… Это и в жизни потом очень пригождается. Животные, например, есть более талантливые, есть хитрые, есть даже подлые по отношению друг к другу. Здесь интересно работать как педагогу. Честные, преданные, трудолюбивые, эрудированные – любое из этих и многих других слов можно отнести к животным. Вот, например, у нас гепард Блейзи– я смотрю ей в глаза и думаю: «Ну почему ты не разговариваешь?». У нее в глазах просто предложения рисуются. Мы с ней общаемся, она подходит ко мне, смотрит на меня, и я понимаю, что она хочет на данный момент. Мне иногда, правда, кажется, что она вот-вот заговорит.

Дрессура – ваш основной жанр на сегодняшний день?
Да. У меня единственный в мире аттракцион с гепардами на сегодняшний день. Также я работаю с собаками. Человек не может заниматься всем и быть профессионалом во всем.
В дрессуре я как рыба в воде – мне это интересно, мне комфортно. И этому я уделяю практически все время и силы.
Но чтобы называться примой, нужно быть «универсалом», то есть владеть разными жанрами. Это звание нужно каждый раз доказывать. К тому же, я человек неусидчивый, и мне скучно выбрать какой-то один путь и идти по нему. Цирк – это бешеное разнообразие несмотря на то, что это одна профессия. И сейчас я работаю также в иллюзии, джигитовке.

Почему вы выбрали гепардов?
Мы долго искали, кого взять. Львы, тигры – есть везде. Мне хотелось чего-то необычного. И остановились на гепардах. Долго их искали. Они ведь краснокнижные животные, их на планете на сегодняшний день около десяти тысяч всего. И у них очень слабый иммунитет. Из-за этого с ними нелегко, они сложны в содержании, за ними нужен особенный уход. А условия содержания напрямую влияют на дрессуру, результат репетиции и результат труда. Все животные должны жить в идеальных условиях, но для гепардов они особенные. Им нужно много бегать, их нужно кормить отборным мясом. Но мой девиз «Невозможное возможно» сработал и в этот раз. Сегодня я не представляю себя без них – они просто космические животные! И я очень хочу, чтобы они у нас размножались, хочу поддержать популяцию. Сейчас мы над этим активно работаем. Это не ради денег – я очень их полюбила, и если в моих силах помочь сохранить этот вид, я сделаю для этого все возможное.

С чего начинается дрессура?
С дрессировщика! Он должен быть профессионалом, уравновешенным и с крепкими нервами, должен уметь владеть собой, быть терпеливым, потому что дрессура – это нудный и долгий процесс. Если человек думает, что это просто, и хочет быстро чего-то достичь, то лучше даже не тратить время и силы – ничего не выйдет. И животное будет страдать от такого дрессировщика, и нервы самого дрессировщика не выдержат. Большой победой считается даже то, что гепард, к примеру, не сел на тумбу, не прыгнул через кольцо, а хотя бы повернул голову в твою сторону, и у вас наладился какой-то контакт. А сколько шагов нужно сделать, чтобы он, к примеру, прыгнул через огненное кольцо…

Дрессировщик должен обладать чуйкой, интуицией, уметь перевести хищнику на его язык, чего от него хочет: сидеть, лежать, стоять. Например, если нужно, чтобы он ходил на задних лапах, то это неестественно ему по природе, и надо объяснить, а потом научить этому. С ним нужно уметь договориться, чтобы он сделал то, что от него требуется. Наладить отношения помогает именно психология. Но к каждому животному свой подход.

У нас есть два гепарда, например, с которыми очень медленно идет процесс. За год они научились только сидеть на своих местах. Они оба трусливые. Одну из них, как мне кажется, обижали сверстники, потому что она к другим гепардам до сих пор не подходит. Она неуверенная в себе девчонка, но, мне кажется, очень талантливая, потому что умеет слушать, думает, у нее нет паники. А есть гепард Саймон, на которого были большие ставки из-за того, что он достаточно ручной. Но оказалось, что он паникер. Если что-то зашуршит, он начинает неадекватно носиться, бросаться. С ним сложнее всего. Вообще, трусливый хищник – самый опасный.

Потому что он неадекватный, может быть агрессивным, защищаясь от выдуманного им же.Кто-то учится быстро, за месяцы и даже недели, у кого-то уходят на это же годы. Все зависит от животного. Но чтобы поставить полноценный номер с несколькими хищниками, уходит несколько лет. С собаками проще, они гораздо легче поддаются дрессировке, но важно научить их работать в команде с другими собаками.
Но если в общем, то процесс начинается с налаживания контакта.

Как правило, животные берутся малышами, и в этот период мы просто очень много времени с ними проводим, чтобы они к нам привыкли, доверяли нам, восприняли нас как вожаков. Правда, гепардов берут уже не малышами, а подросшими, в возрасте 7-8 месяцев. И мы в прямом смысле слова ночевали с ними – стелили рядом с вольером матрас и там спали. Главное – чтобы возникло доверие.

В каждой работе есть плюсы и минусы. Что для вас самое сложное и самое приятное?
Самое приятное, конечно, аплодисменты, встреча со зрителями. Для этого мы работаем. Это оценка и зарплата, главное поощрение. Если реакция хорошая – значит, задача выполнена, значит, я могу общаться языком культуры, искусства, спорта, донести до зрителей красоту и мощь циркового искусства.

Сложностей много. Прежде всего это физическиеи моральные затраты. Цирк – это большой спорт, и все дается очень большим трудом. Это и боль, и страх. Но когда ты достигаешь того, над чем работал день и ночь, ради чего в кровь разбивал руки-ноги, это чувство ни с чем не сравнить. Цирк – это искусство на грани. Мы все, кто там работает, прекрасно понимаем, что завтра нас может не стать. Мы отдаем этому отчет: и дрессировщик, заходящий в клетку к хищникам, и гимнастка, без страховки работающая на высоте… Мы в буквальном смысле отдаем свою жизнь ради циркового искусства.

Как режиссер чего вы пытаетесь добиться от представления?
Чтобы представление было интересно и детям, и взрослым. Цирк сильно изменился с советских времен и идет вперед большими, уверенными шагами. Сейчас все постановки, не только мои, рассчитаны на зрителя любого возраста. И, к счастью, сегодня в зале можно увидеть огромное количество взрослых людей, пожилых, молодежи, которые приходят не только с детьми, но и сами по себе.

И, безусловно, эмоции от спектакля должны быть положительными, добрыми. Конечно, чтобы завлечь взрослого человека и удержать его, нужен гораздо больший профессионализм, креатив. Для циркового артиста и режиссера это планка, которую можно перепрыгнуть только еще большей работой, учебой, тренировками, постоянным слежением того, что происходит, что нового появилось. И не только в плане номеров и постановок, но и каких-то технических моментов, новых технологий. Люди любят экстрим, страсти, а для этого нужно, чтобы все артисты работали хорошо, отдавали себя. И, конечно, красота. Во всем – линиях, музыке, номерах… Я очень надеюсь, что все это зрители видят у нас.

Прогресс влияет на цирк?
Конечно! Что касается трюков, то наш российский цирк всегда славился хорошими артистами, и у нас очень много легендарных имен и потрясающих номеров, которые и по сей день очень сильные и сложные. Но сейчас у нас есть возможность по-другому все это преподать зрителю, более зрелищно, красиво, интересно. Спектакль превращается в шоу. Появилось больше новых технологий, специалистов. Это касается всего – начиная от костюмов, которые сейчас можно сделать нереально крутыми, заканчивая потрясающим светом, инсталляциями, качественным видео и аудиорядом, и так далее.

Благодаря новому поколению, которое уже выросло в этом прогрессе, появилось много замечательных новых артистов, которые видят цирк уже по-другому и способны перенести это видение на манеж. Режиссеры появились новые – молодые, креативные. И практически любые задумки можно воплотить в жизнь.Если бы цирк стоял на месте, не развивался, не шел в ногу со временем, сейчас вряд ли он бы имел такую популярность, зрителям просто не было бы интересно.

Что для вас цирк? И остается ли свободное время?
Цирк для меня – это маленькое государство. Там есть и красота, и сила, и политика, и экономика, и друзья. Моя семья вся цирковая.Мои планы, цели, стремления — все там. Свободного времени не остается совсем. Но мне оно и не нужно. Свободное время нужно, как правило, чтобы от чего-то отдыхать, а я не устаю от цирка. Это мое все. И уж точно мою жизнь нельзя назвать однообразной. Мне просто не бывает скучно! Наоборот,мне всегда мало 24 часов в сутки.

Сейчас чем наполнена ваша жизнь?
Прежде всего, гастролями. Сейчас мы работаем два спектакля. Первый – это проект уже моего цирка, Цирка Дарьи Костюк, который мы сами ставили и режиссером которого являюсь я. Это «Остров грез». Мы сделали уникальную вещь – некую выездную версию Большого московского цирка. Шоу проходит на трех манежах: первое отделение – на обычном, второе – на ледовом, а потом лед превращается в резервуар с водой и фонтанами. Таким образом, в каждом городе мы можем показать полноценный спектакль.

Мой муж разработал вместе с инженерами весь механизм создания и смены манежей. Готовились долго, переводили номера. Например, чтобы перевести попугаев, которые привыкли работать в спокойной атмосфере, на манеж с водой, где шумят фонтаны, понадобилось много времени. Воздушным гимнасткам пришлось пройти обучение в школе дайвинга и получить сертификаты, потому что в шоу они появляются из воды...

Было очень много нюансов, и к каждому мы подходили тщательно и профессионально. Из животных можно увидеть собак, кенгуру, гепардов, попугаев.

Второй – «Конструктор» Большого Московского цирка. Это очень красивая, добрая лего-постановка, красочное и позитивное шоу с участием иллюзионистов, акробатов, воздушных гимнастов, клоунов, эквилибристов, а также животных: гепардов, кенгуру, собак, попугаев… Это история о девочке по имени Кэтти, в жизни которой никогда ничего не менялось.

Она жила в маленьком городе, в школе ее дразнили и обижали, потому что она была не похожа на остальных – хорошо училась, никогда не опаздывала. И однажды, в день своего рождения, она случайно нашла в шкафу старый конструктор, давний мамин подарок. С этого момента и начинаются приключения девочки.

Также вы открываете питомник цирковых собак. Можете подробнее рассказать об этом?
Да. Сейчас мы открываем питомник генетически умных цирковых собак. Это будут щенки собак, которые выбирались для работы в цирке. Они развиты физически, потому что занимаются спортом в прямом смысле этого слова, и развиты интеллектуально.

Мы сами следим за генетикой, и обязательно, чтобы она была на хорошем уровне. На данный момент будем разводить такие породы, как самоед и шпица. Позже планируем разводить командора – это венгерская овчарка, охранная порода, невероятно талантливая. Сейчас у нас есть первые щенки, которые родились недавно, и на четырех из них уже есть очередь, совсем скоро будем их раздавать. Сейчас мы присматриваемся, как правильно и лучше организовать работу питомника, и со временем он заработает полноценно.

За щенками будут ухаживать наши работники, специалисты, которые будут за всем следить, и, прежде всего, за здоровьем. Щенки будут находиться на природе, в хорошем месте. Кроме того, мы хотим помимо самих собак предоставить комплекс услуг: всем хозяевам, кто будет приобретать щенков, мы будем давать мастер-классы по дрессировке, а также они смогут пользоваться услугами наших специалистов при уходе за собаками. Мы обязательно будем следить за судьбой наших питомцев, а хозяева смогут приходить к нам в цирк и видеть родителей своих любимцев на манеже.

А с мужем вы где познакомились?
Он тоже из цирковой династии, мы работали вместе. Но отношения у нас сложились года через два после знакомства.

Вашему сыну Платону сейчас 4 года. Он ездит с вами на гастроли?
Да. Но скоро он пойдет в школу, и для меня цель номер один сейчас – организовать так его учебный процесс, чтобы он учился в Москве и маму видел постоянно. У него должен быть нормальный учебный режим, а не стрессы из-за постоянных переездов и смены школ.

Тяжело ли вам руководить собственным коллективом?
Тяжело, потому что это требует большого количества времени. Но мне это нравится. И я не командую, а именно руковожу. Руководитель – это лидер, на мой взгляд, а не просто командир. А лидер должен уметь увидеть у каждого члена команды потенциал, помочь ему раскрыться, вдохновить, правильно делегировать обязанности, уметь слушать и решать проблемы, правильно все организовывать и нести ответственность.

В какой момент вы решили создать свой цирк?
11 лет назад. Все начиналось с нескольких номеров, которые потом мы объединили в полноценный спектакль. Сегодня в труппе моего цирка 35 человек, и все они – профессионалы. У нас отличная творческая и техническая группа. Отличие нашего цирка в том, что у нас нет просто номеров, каждый номер – это мини-спектакль, и из них мы создаем полноценные тематические цирковые шоу. Номера могут существовать как сами по себе, так и в общей концепции.

А есть что-то, чему вы бы хотели научиться?
Да, я бы пошла учиться на ветеринара. Хорошие специалисты в этой области – огромный дефицит сейчас. И я понимаю, что у меня опыта порой больше, чем у другого ветеринара. Я учусь у тех специалистов, которым доверяю, они мне все рассказывают. Но я понимаю, что, чтобы стать профессионалом, нужно посвятить этому всю жизнь. Также я поняла, что мне очень не хватает юридических знаний, и я бы какое-то время этому посвятила.

Вам сейчас 30. А как вы видите себя лет через 20?
Наверное, я уже буду за пределами манежа. Я буду в цирке, буду помогать новому поколению артистов и, надеюсь, своему ребенку. Манеж должен быть наполнен молодыми артистами, яркими, энергичными, а та энергия, которая будет у меня лет через 20, будет другая. Я человек вообще энергичный по жизни, но считаю, что, учитывая мое образование, тот потенциал, который я, по крайней мере, сама в себе чувствую, я должна быть полезной цирку, но уже за кулисами.

The Directory
Мальвина Магомедова
Визажист, бьюти-эксперт: «Почти 80 процентов невест нашего региона – это точно мои клиенты, чему я безмерно рада!»
Премия ROYAL RUSSIAN AWARDS
Названы лучшие московские рестораны по версии престижной ресторанной премии ROYAL RUSSIAN AWARDS
«Особенные слова» от поэта Михаила Гуцериева
13 февраля в эфире российских музыкальных радиостанций состоялась премьера песни Михаила Гуцериева в исполнении Таисии Повалий «Особенные слова». 
Юлиана Голдман
Телеведущая, журналист Юлиана Голдман стала обладательницей титула "Королева Голливуда 2020"
Honor 9
Бренд HONOR представляет серию смартфонов HONOR 9, в которую вошли модели HONOR 9C, HONOR 9A и HONOR 9S. Смартфоны воплощают сбалансированное сочетание актуальных решений в области дизайна, технологического оснащения, а также демократичной цены и объединены слоганом «Созданы для самовыражения».
Пауэрлифтинг
Взрывная мощь, огромные веса, фонтаны тестостерона - все перечисленное сочетается в пауэрлифтинге. Эта спортивная дисциплина представляет собой силовое противостояние атлетов, как в тяжелой атлетике, но с другим перечнем упражнений.
Герои современной России:от Балтики до Сахалина
В новом телевизионном сезоне Discovery Channel представит цикл программ «Сделано в России»
Осень налегке вместе с ТВОЕ
Осень будет ярче и теплее !
Nail-кухня: горячие рецепты от Kinetics
Анна Гарайханова, Кирилл Бударин (Персона Lab), Дарья Пентюх, Юлия Ткачук, Екатерина Орлова, Елена Шанская, Юлия Криль и многие другие.
Международный кинофестиваль в Тромсё
При поддержке фонда BarentsKult, Kultur i Troms и посольства Норвегии в России представляет: Фильм-концерт «VARIETE» (Варьете). Лучшую работу классика немецкого немого кинематографа Эвальда Андре Дюпона c живым музыкальным сопровождением покажут в Москве.
©2018 Радиус Города