Логинов Дмитрий

Работа – моя жизнь
На фото: Логинов Дмитрий
Логинов Дмитрий
Ваша карьера в модном бизнесе в Москве началась с работы в журнале. Что вы можете сказать об этом периоде своей деятельности?
В начале своего пути я действительно работал стилистом в L’Officiel и даже редактором моды в культовом тогда ОМ, имеющим свой альтернативный взгляд на все, включая моду. Пару месяцев назад я был приглашенным редактором журнала Fashion Сollection – так что «журнальное прошлое» меня не покидает. Жизнь в редакции похожа на тайфун или тропический ливень – безумная энергия, работа 24 часа в сутки, непрерывный поток людей и событий. Сдача номера во многом похожа на подготовку показа: последняя ночь – бессонная, но самая эффективная, а конечный продукт оправдывает все эмоциональные и физические затраты. В первую очередь работа в журнале помогла мне сформировать социум из близких по духу людей – стилистов, визажистов, фотографов – впоследствии со многими из них у нас сложились плодотворные профессиональные отношения уже в рамках Arsenicum. Кроме того, будучи редактором, я смог познакомиться с индустрией изнутри, получить практические знания о модных съемках и особенностях взаимодействия дизайнеров со СМИ, которые мне пригодились в будущем.

Вам нравится современная пресса в России, чего, на ваш взгляд, в ней не хватает?
На мой взгляд, модная пресса, как и индустрия в целом, пока находится в стадии формирования. У нас много красивых по картинке журналов, однако их контент зачастую оставляет желать лучшего. Такого понятия, как модный критик, вообще не существует. Попробуйте назвать хоть одно имя пишущего журналиста, чье влияние на моду было бы столь же велико, как Кэти Хорин из The New York Times или Сьюзи Менкес из International Herald Tribune. Весь модный мир, включая дизайнеров, ждет их рецензий на последние коллекции. В большинстве случаев наши журналисты не могут дать объективную аналитическую оценку коллекции, большинство рецензий поверхностны, они дают лишь репортажное описание событий. Помимо фактических знаний об истории модных домов, стилистических направлений и тенденций, профессиональный модный обозреватель должен обладать интуитивной способностью – увидев показ, прочувствовать то, чем вдохновлялся дизайнер, что он читал во время работы над коллекцией, какую музыку слушал, о чем думал. Более того, журналист может увидеть
в коллекции более глубокий смысл, чем изначально вкладывал дизайнер, разгадать ее как сложную или не очень головоломку, мастерски интерпретировать, художественно одухотворить. Интересно читать серьезных фэшн-критиков. Сьюзи Менкес порой может сказать о коллекции гораздо больше, чем ее автор. В этом и заключается ее талант и профессионализм, определяющий ее высокий авторитет в своей сфере. Конечно, для столь тонкого понимания вещей нужно обладать начитанностью, насмотренностью, обширными знаниями в различных гуманитарных сферах.

Тяжело ли вам довелось решение об открытии своего бизнеса?
Это был логический шаг развития. В определенный момент мне стало тесно существовать в рамках позиции креативного директора сторонней марки. У меня было предельно ясное видение, какой должна быть моя марка – от названия, идеологии до графических элементов и мельчайших деталей первой коллекции. Чего не было, так это четкого понимания бизнес-процессов и специ-фики управления, которое пришло лишь с опытом. Нужно признать, что открытие модного бизнеса в России – весьма рисковое предприятие. Говорить об индустрии в том виде, в каком она существует в Западной Европе, Америке или даже в Китае, в России не приходится. Россия – не та страна, которая может похвастаться богатым «модным» наследием (мы сейчас не говорим об исторических костюмах дореволюционной эпохи, хотя и здесь речь идет преимущественно о заимствованных западных традициях). Модных домов уровня Dior, Chanel или Balenciaga у нас не было, а советский период, пропагандирующий массовость, серость и единообразие не только в мыслях, но и одежде, раз и навсегда предопределил «темное» будущее отечественной моды. В итоге все, что мы имели к началу 90-х годов, – это трикотажные фабрики, производство резиновых сапог и журнал «Бурда» с выкройками. Конечно, ситуация изменилась, но в глобальном смысле не так значительно. Ни сформированного рынка, ни инструментов, ни соответствующих институций, ни поддержки со стороны государства у нас до сих пор нет. На данный момент по развитию мы отстаем от мирового модного рынка лет на 30-40, поэтому российским дизайнерам приходится прикладывать двойные, зачастую тройные усилия, чтобы достичь даже минимальных результатов. Прибавьте стереотипное мышление потребителей, низкий уровень доверия к российскому дизайну и откажитесь от идеи открытия своего Дома, пока не поздно. Конечно, 10 лет тяжелой работы не прошли даром, и у нас есть определенные результаты. Но нам еще многое предстоит сделать, чтобы обеспечить уверенное существование и развитие бренда на глобальном уровне.

Что вам больше всего нравится в вашей работе?
Работа – моя жизнь. Сложно выделить какие-то конкретные составляющие. Мне нравится работа над новой коллекцией, состояние творческого поиска. Не меньший кайф мне приносит общение с индивидуальными клиентами. Если говорить в общем, больше всего мне нравится ощущение тотальной свободы. Мы не глобальный бренд, у нас нет сети магазинов по всему миру или влиятельных инвесторов за спиной, которые бы навязывали свое видение и диктовали сюжет коллекции. При создании коллекции я не ориентируюсь на рыночные тренды и не просчитываю ее коммерческий потенциал. Это позволяет оставаться на свободном творческом плаву. Поэтому каждая новая коллекция – это эмоциональный взрыв и полное опустошение после, которые переживает вся наша команда. Мне всегда интересно участие в сторонних проектах – будь то создание фэшн-фильма или рекламной кампании, разработка дизайна кресла или интерфейса почтового сервиса.

Что вы чувствуете при получении новых наград?
Безусловно, мне приятно (еще более приятно моей маме) получать награды. Хочется надеяться, что каждая награда – это адекватная оценка моей профессиональной деятельности. Признание важно в профессии дизайнера – это мотивация двигаться вперед, покорять новые высоты. Кроме того, есть чем заполнить соответствующий раздел на сайте.

Коллекции вашего бренда объединяет минимализм и лаконичность, думали ли вы о том, чтобы изменить свой стиль?
У нашего бренда есть стержень, именно уникальный стиль делает вещи Arsenicum узнаваемыми и любимыми нашей аудиторией. Безусловно, от сезона к сезону мы привносим нечто новое в нашу одежду: так, в прошлом сезоне появились все цвета радуги и калейдоскоп принтов. В этом сезоне мы вернулись к традициям – последняя коллекция получилась самой знаковой для нас. Стиль Arsenicum меняется, становится более зрелым от коллекции к коллекции. При этом мы продолжаем экспериментировать с формами и материалами, поэтому готовы удивлять публику. Однако не думаю, что когда-нибудь мы изменим своей любви к черному цвету.

Что вас вдохновляет на создание новых моделей?
Вдохновение – эфемерно и неподвластно определенным законам. Безусловно, я нахожусь в постоянном поиске новых знаний и эмоциональных потрясений – путешествия, книги, кино, искусство, музыка, архитектура – все, что могут воспринимать органы чувств, откладывается в бессознательной памяти, формирует личностный бэкграунд, развивает образность мышления.
Идея для коллекции всегда приходит неожиданно – это импульс, который ты улавливаешь. Потом ты им загораешься, начинаешь исследовать и впоследствии полностью погружаешься в выбранную тему. Так, тема прошлой коллекции сезона весна/лето 2013 была посвящена красивому, но опасному миру флоры и фауны – ядовитым насекомым, растениям, жукам, игуанам. Идея родилась случайно, когда мы увидели крыло бабочки под микроскопом. Меня поразила его многослойная фактура и спектр цветов, я начал углубляться в тему, изучал строение насекомых, смотрел научное кино, ходил в оранжерею, ботанический сад, даже посетил пару лекций на тему разведения хищных растений – в студии до сих пор стоит живая дионея, главный символ прошлой коллекции. В новом сезоне нас вдохновило звездное небо – загадочное, далекое, непостижимое. В ночное небо можно всматриваться бесконечно долго, пытаясь разгадать созвездия, Туманность Андромеды или Млечный Путь. Больше всего нас впечатлило созвездие Южного Креста, так называемый «Небесный крест», который отсылает
к философским мыслям о вечности, мироздании и смысле бытия. Так, крест и россыпь звезд стали ключевыми образами коллекции осень/зима 2013/2014.

Как вы думаете, какое будущее ждет моду в России?
Несмотря на печальное текущее положение дел, все же нельзя не отметить положительную динамику развития модного рынка. Тенденция ухода ритейла в онлайн также способствует его развитию: стираются территориальные границы, появляется возможность интеграции в глобальную коммуникацию. Благодаря отдельным дизайнерам в мире начинает появляться интерес к российскому дизайну, особенно со стороны азиатских стран – Китая, Таиланда, Вьетнама, Гонконга. На нас уже не смотрят как на страну, экспортирующую разные вариации национального костюма. Важно поддерживать наметившиеся положительные тенденции, в частности, необходимы движения со стороны государства. Один из важнейших шагов – таможенное регулирование торговли.

Есть ли у вас любимые города? Какой город вы бы назвали столицей моды?
Гонконг – абсолютный фаворит в этом смысле. Космический, технологичный, открытый инновациям и самым безумным идеям – этот город – воплощение прогресса, в том числе и в моде.

Сейчас много споров относительно высоких цен на вещи российских дизайнеров, как вы считаете, они оправданы?
Цены действительно высокие, но ценоформирование весьма прозрачно. Стоимость изделия не берется с потолка – она складывается из стоимости материалов и трудочасов, затраченных на его производство. Проблема в том, что в большинстве случаев коллекции российских дизайнеров – штучное производство, каждая вещь – результат ручной работы. Если говорить об Arsenicum – мы работаем с дорогими итальянскими и английским тканями, экзотической кожей, мехами. Не забывайте о таможенных пошлинах на импортируемые ткани. Все-таки дизайнерская вещь – это не массовое производство, это уникальный товар.

Можно ли получить хорошее образование в области дизайна в России или нужно обязательно уезжать учиться за границу?
Конечно, все дело в возможностях – все-таки я бы посоветовал Saint Martins, если позволяют средства. Согласитесь, приятно сидеть за той же партой, что и Маккуин. Говорить о качестве образования излишне – здесь все прозрачно. Хотя в Москве сегодня есть несколько достойных институтов: Британская Высшая Школа Дизайна или дополнительное образование, которое предлагает Fashion Consulting Group.

Кого из наших молодых дизайнеров вы бы выделили?
Безусловное внимание заслуживают Вика Газинская, она большая молодец и безусловный талант. Ульяна Сергеенко – отдельный феномен с очень ярким стартом. Также интересно наблюдать за творчеством Сергея Теплова.

Ваш любимый предмет гардероба?
Для меня выточенный по фигуре костюм остается главным символом мужской элегантности и тонкого вкуса. Во-вторых, изначально меня интересовала исключительно мужская мода, и Arsenicum создавалась как марка мужской одежды. На протяжении 10 лет существования мы исследовали феномен классического мужского костюма. Все-таки с конструкторской точки зрения костюм – одно из самых сложных изделий. За годы экспериментов с кроем и фактурами костюм Arsenicum эволюционировал, менялся стилистически, приобретал узнаваемые детали. В разных интерпретациях он присутствовал практически во всех наших коллекциях, а в последней – оказался в центре внимания. Мы представили как классические костюмы тройки, так и смокинги, фраки. Если говорить о нашем главном цвете – это черный, главный графический элемент – крест. Вообще нужно признать, что последняя коллекция – самая знаковая, некий собирательный образ, почерк марки, в которой присутствуют все ее характерные черты и философия. Я отдаю предпочтение костюмам в любое время года. Это вечная классика, обреченная на успех и внимание со стороны окружающих.

Вы очень много времени тратите на работу, остается ли у вас свободное время на себя?
Все-таки периодически мне, как и любому другому живому организму, необходимо пополнять заряд батарей. Конечно, когда речь не идет о подготовке новой коллекции – здесь включается реактивный несгораемый двигатель.

Как обычно вы его проводите?
В Москве сложно говорить о полноценном отдыхе. Раз в году стараюсь уехать на месяц в теплое райское место, желательно на берегу океана, чтобы полностью отключиться от действительности и обновить внутреннее программное обеспечение. Летом много катаюсь на велосипеде, встречаюсь с друзьями, хожу на вечеринки, как и другие 20 миллионов заложников городских джунглей.

Ваш гардероб идеально подобран, вы всегда одеты очень стильно, но при этом утонченно. Как вам это удается?
Здесь все просто. Главный секрет в том, что я ношу вещи собственного производства.

The Directory
MISS MELON RICH - 2019
2 марта 2019г. на самой топовой площадке – отель Mriya Resort & Spa 5* (Крым) впервые в истории существования глянцевого журнала Melon Rich прошел невероятный и самый открытый конкурс бизнес-леди России - Miss Melon Rich 2019.
Как вести себя на собеседовании.
Нововведение при приеме на работу до сих пор вызывает негативные эмоции у многих соискателей. Встреча с работодателем приводит к нервозности, страху. 
THEMOSCOWLIFE&BUSINESSAWARDS
27 ноября в Москве в пятизвездочном клубном отеле KorstonClubHotel состоялась первая премия THEMOSCOWLIFE&BUSINESSAWARDS.
Мюзикл МАЯКОВСКИЙ
Теона Дольникова исполнит роль Лили Брик в городском мюзикле МАЯКОВСКИЙ
Академия совершенства
Перманентный макияж для мужчины: особенности
SURFEST Russia
Второй Всероссийский Фестиваль культуры серфинга SURFEST Russia 2017
Бокс против пагубных привычек
Иван Рудаков
«Высшая Проба»
Алиса Вокс разгромила участников конкурса «Высшая проба»
Мужские костюмы Kanzler
Гардероб современного мужчины – визитная карточка его повседневного или делового образа.
Ресторан Моя кузина
Любимый ресторан многих необычных сообществ
©2018 Радиус Города