Костя Грим: после испытаний и потерь…

№4(83), апрель 2012
Марина Бойкова
Костя и Борис Бурдаевы 10 лет назад создали в родной Самаре группу «Братья Грим». Своему творческому стилю они дали название «грим—рок», что значит рок солнечный, радостный, феерический.
В 2006 году их композиции «Вторая половина» и «Ресницы» знала уже вся страна. Новые песни «Амстердам», «Лети», «Кустурица» множили армию поклонников. Записывались альбомы, снимались клипы... Казалось, ничто не может омрачить жизнь коллектива и его создателей. Но...

Сначала группу покинул Борис Бурдаев. Как писали газеты: «Из—за творческих разногласий». Потом ушла из жизни Леся Худякова — жена, друг, первый советчик и верный помощник Константина. Она умерла от сердечного приступа в ноябре 2010 года, через месяц после презентации альбома «Крылья Титана», записанного уже без Бориса и ознаменовавшего новый этап в творчестве «Братьев Грим». Молодая, талантливая, любимая… Костя говорит: «Это было просто несчастное стечение обстоятельств». С того дня прошло чуть больше года. Что он принес группе и ее лидеру? Какое место «Братья Грим» занимают сегодня в культурном российском пространстве? Каким видится будущее и как осмысляется прошлое популярного коллектива? На эти и другие вопросы «Радиусу города» ответил Костя Грим (Бурдаев).

Костя, что сегодня радует Ваше сердце?
Многое радует. Например, то, что мы не так давно сняли клип на песню «Вернись» из альбома «Крылья Титана». В стиле стимпанк. Это стиль Викторианской Англии, стиль Алисы в стране чудес. Клип получился такой сказочный: шляпы, костюмы... Я люблю винтажные штучки. Играть со стилями мне нравится.
Вы в этом клипе в каком образе?
В образе молодого ученого. По сценарию я запускаю машину времени, перелетаю в другое пространство и в нем обретаю свою любовь. Сюжет написал Володя Маслаков. Он из Саратова. В провинции, вообще, много талантливых людей, не испорченных деньгами, умеющих работать и не бросающих слов на ветер.
А в кино Вас не приглашают сниматься?
Вот, жду звонка из Голливуда. (Улыбается.) Нет, по поводу кино предложений не поступало, но однажды меня позвали участвовать в театральной постановке. На что я ответил, мол, я не актер, а музыкант, никогда этим не занимался. Но если нужно будет где—то что—то сыграть для популяризации «Братьев Грим», я соглашусь.

Песня «Вернись», случайно, не Лесе посвящена?
Песня Лесе не посвящена, но в клипе есть все, что имеет отношение к нашей истории — и любовь, и радость, и слезы. Может быть то, что он получился именно таким, знак мне, привет от Леси, не знаю. Все в мире неслучайно.
Даже внезапная смерть молодой и здоровой девушки?
Бог не посылает нам те испытания, которые мы не можем пережить. Я этим руководствуюсь. Жить—то надо дальше… А жене из этого альбома я посвятил песню «Аллилуйя». Писал и ее представлял. И, безусловно, имя Леси неразрывно связано с группой «Братья Грим». Она очень много сделала для ее возрождения.
Вы ведь познакомились с Лесей совсем молодыми?
Она была известной в Самаре радиоведущей, а я простым музыкантом. Звездой в то время была она. И в момент нашей первой встречи я даже немного испугался: ее энергии, ее какой—то необыкновенной притягательности.
О, если Вы от природы ревнивы, наверное, тяжко приходилось?
Нет, я настолько всегда был уверен в Лесе, а она настолько была верная и однолюбка, что мне даже в голову не приходило ревновать.
Что помогло Вам преодолеть утрату?
Были моменты, когда мне казалось, что я уже никогда не улыбнусь. Что помогло? Люди. Замечательные люди, которые меня окружали. Есть ощущение, что некоторых из них «послала» Леся, чтобы мне стало легче. И та девушка, которая сейчас со мной рядом, тоже Лесины «хлопоты». Мне так кажется. Да, я уже не одинок. И считаю, это правильно. И вообще, к своим тридцати годам я пришел к убеждению, что семья, дети — вот самое важное в жизни. Важнее творчества.
Костя, когда Вы с братом были подростками, фотографии каких артистов висели в вашей комнате?
Да, висели какие-то плакаты, как у всяких подростков. Группа «Нирвана» и даже какие—то поп—исполнители. В этом плане мы были совершенно обычными ребятами. Но рок все—таки был нам ближе, что потом и вылилось в создание «Братьев Грим».
Однако то, что играют «Братья Грим» и как выглядят на сцене, совсем не похоже на суровый и неяркий российский рок.
Мы изначально были нетипичными. Вдруг появился рок с улыбкой на лице, рок в ярких тонах! Это было неожиданно. Многие восприняли нас как очередной поп—проект. Даже звучали обвинения в наш адрес со стороны рок-критиков, якобы мы идем на уступки попсе. Но ведь что такое попса? По—моему, поп—искусство может быть прекрасным, если подразумевать под ним то, что подразумевалось изначально, а именно — искусство популярное и любимое многими. А попса — это все-таки другое. Это такой продукт, рассчитанный на скорый успех и быстрые деньги, нуждающийся в активной раскрутке и, при этом, скоропортящийся. Сколько было звезд, которые вспыхивали, а потом вдруг куда—то пропадали? Можно вложить огромные деньги в какую—нибудь дурацкую песню, крутить ее по всем радиостанциям, и люди действительно ее запомнят, будут напевать какое—то время, а через полгода забудут. Это попса. И совсем не попса, когда проходит 7—10 лет, и то, что ты делаешь, остается любимым людьми.
Да, «Братья Грим» остались любимыми, но ажиотаж—то пропал!
Ну и слава Богу. Все когда—нибудь проходит. Постоянно пребывать в состоянии ажиотажа невозможно, не хватит моральных сил. Да и вообще, это противоречит логике вещей. Большой успех — взрыв, а потом наступает чуть—чуть стагнация. Это нормально. Ты уже спокойно выпускаешь себе альбом раз в два года, спокойно выступаешь. Это хорошо. Ведь и битломания в свое время вошла в спокойное русло.

Значит, у «продукта» попсы век короток. Но ведь и будущее «Братьев Грим» непредсказуемо?
Как непредсказуемо? Вполне предсказуемо. Песни мы пишем сами, сами аранжируем, сами исполняем. Оно непредсказуемо для всяких там «фабрикантов», которые зависят от авторов, от продюсеров. А у нас натуральное хозяйство. У меня, например, не может быть творческого кризиса, если, конечно, ничего не происходит с головой. А с головой, дай Бог, ничего не произойдет, потому что все стадии звездной болезни я уже прошел лет шесть назад.
Значит, переболели?
Уверен: никто не может избежать этой напасти. Имею в виду людей, которые что—то делают, и потом вдруг результат их труда начинает нравиться многим. Естественно, они испытывают головокружение от успеха — кто-то больше, кто-то меньше. Человек внезапно начинает все восторги принимать на свой счет. И должно пройти какое—то время, что—то произойти, чтобы он понял: успех — не только его заслуга, здесь есть еще везение, благоприятное стечение обстоятельств. Много чего! Тогда вся шелуха слетает.
С Вами именно так произошло?
Да, я тоже стал многое принимать на свой счет. Но когда старые друзья начали смотреть на меня круглыми глазами, мол, что с тобой происходит?,я понял: есть проблема. Попытался взглянуть на себя со стороны. Оказалось, я действительно изменился не в лучшую сторону в отношении к людям, в общении с ними... Потому что если Гамлет сходит со сцены и остается при этом Гамлетом, это странно наблюдать. Это идиотизм, шизофрения. И, знаете, звездная болезнь совсем не такая приятная, как многие думают. Часто она сопровождается всякими безобразиями, например, алкогольным возлиянием…
Вас чаша сия миновала?
Слава Богу. Вот сижу — живой, здоровый.
Мне кажется, Ваш творческий метод напоминает творческий метод импрессионистов: все неявно, не очень логично, но здорово впечатляет!
Вы не первая даете такое сравнение. Я от многих слышал, что слова наших песен похожи на «мазки» импрессионистов — такие же сочные, яркие. Возможно, порой они кажутся не связанными друг с другом. Но это как с картинами тех же импрессионистов: вблизи не понятно, что нарисовано, а отойдешь подальше — и все открывается, становится ясным. Вот и наш стиль такой. Я очень горжусь тем, что мы такие узнаваемые, что у нас есть свои интонации, свое лицо. То, что нам удалось сделать, это, по—моему, прекрасно. Мы получили свой собственный островок в море творчества, и есть люди, и их достаточно, которым нравится то, что мы делаем.
Вы говорите «мы», имея в виду группу или братьев?
Конечно, группу «Братья Грим». Я понимаю, некоторые думают, что раз «братья», значит, это какой—то дуэт. Мой брат Борис уже довольно давно покинул коллектив, и мы прекрасным образом живет без него. В общем, группа «Братья Грим» — это не группа братьев…

Но в истоках названия, наверное, подразумевалось именно братство?
Может быть. Когда мы с Борисом выбирали название, искали самое звучное, красивое. Написали по 30 вариантов каждый и методом взаимных исключений остановились на «Братьях Грим». И не прогадали абсолютно. Но, как назовешь группу, так она и поплывет! Вот она и поплыла по сказочному руслу. По—моему, есть нечто волшебное в том, что у нас получается. Даже бывают сказочные, мистические события. Не раз случалось, что написанное в песне сбывалось. Не могу привезти конкретные примеры, но замечал такое.
Не знаю, как Вас назвать — музыкант, поэт, исполнитель? Вы ведь на все руки мастер.
Есть поэты—песенники, есть композиторы. Но я лично называю себя музыкантом, потому что музыка для меня первична. Я совсем не пишу стихов. Я сочиняю слова. Это большая разница. Слова без песни могут звучать глупо, топорно. С листа лучше не читать. А в песне они очень хорошо себя чувствуют.
То есть сначала рождается мелодия?
Да, а потом уже слова — через ассоциации, через краски.
Вы сказали, что вначале ваш рок «с улыбкой на лице» показался многим необычным. А до «Братьев Грим» какие—то прецеденты были?
Рок 70—х годов, глэм—рок, Дэвид Боуи, группа Kiss… Тогда появились весьма гламурные персонажи, несмотря на то, что исполняли рок. Ну, у нас в стране, наверное, Илья Лагутенко более—менее лучезарен. Во всяком случае, не так мрачен и суров. Нет—нет, были случаи.
За годы Ваша «улыбка» претерпела изменения?
Наверное, она стала более осмысленной. Из—за того, что мне просто стало больше лет. Если раньше это был сплошной молодой задор, то сейчас… мы улыбаемся более спокойно. Взрослеем! Взрослеют и наши поклонники. Я не могу уже сказать, что «Братья Грим» — группа для малолеток. Этот период прошел.
А почему Вы свой стиль назвали «рок—грим», а не просто «музыка—грим»?
Можно было бы и так назвать. Неважно. Хоть чертом лысым назови, лишь бы людям нравилось. Если нравится, значит, то, что мы делаем, делаем не зря. Но, по—моему, мы ближе к эстетике рока, чем к чему бы то ни было еще. Мы играем вживую, громко, у нас много гитар, музыка наша достаточно резка и тяжела, так сказать, в живом исполнении. Может, в записи, в радиоверсии все выглядит достаточно легко, но если смотреть нас на сцене… В общем, мне кажется, есть все основания для того, чтобы называть нас рок—группой.
За тот год, что группа не существовала…
Когда?
С марта 2009—го по март 2010—го…
Это неверная информация. Группа существовала. Когда ушел один из основателей — мой брат— был момент, когда я действительно не знал, что делать дальше. Куда идти, зачем идти? Но это продолжалось не более полугода. Группа никуда не девалась, она репетировала, продолжала выступать.
Писали, что Борис ушел из—за «творческих разногласий». Это не синоним ссоры?
Это именно творческие разногласия. Не секрет, что мой брат Борис сейчас занимается андеграундной музыкой. Большинство его песен англоязычны. У Бориса своя группа, он репетирует, записывает — занимается тем, что ему нравится. Он просто понял, что в той эстетике, в которой существуют «Братья Грим», он больше жить и творить не может. Ему нужно двигаться куда—то дальше. Вернее, в другую сторону. Конечно, я сначала по этому поводу переживал. А потом понял: чего переживать? То, что мы создали, уже есть и никуда не денется. И у меня, скажем так, есть желание продолжать.
В этом Вы оказались разными. А что—то общее, кроме внешности, в Вас есть?
Да не знаю. Не мне судить. Я вообще не люблю на эту тему рассуждать — есть общее, нет общего… Неинтересно. Для меня это все само собой разумеющееся. Понимаю, для людей эка невидаль — такая природная аномалия! Я всю жизнь с этим живу.
Но Вы все равно друзья?
Не то чтобы друзья. Мы — братья. Созваниваемся, встречаемся, разговариваем. При этом каждый занимается своим делом.
Но, судя по всему, он парень такой… более со «сдвинутыми бровями»?
Да, он суров стал в последнее время. Хотя и говорит, что с самоиронией относится к себе, мне кажется, он чересчур в этом плане серьезен. Серьезнее, чем я. Я вообще считаю, что нельзя слишком серьезно относиться к творчеству, изображать из себя рокгероя. Я отношусь к этому, как к профессии. Мне очень нравится аранжировать песни, их исполнять. Но приходится еще их сочинять, черт побери! Нужен материал — куда от этого денешься?
А вдохновение?
Конечно, оно нужно. Меня удивляют мои коллеги, которые песни пишут, как пирожки пекут или как на токарном станке вытачивают. Даже завидую немножко.
Костя, Вы сказали, что хотите детей. Сыновей? Дочек?
Как получится, чем больше, тем лучше. Мама мечтает о девочках (мы же с братом были в семье единственными), говорит: «Когда ты, наконец, подаришь мне внучку?»
На Вас в этом плане надежды больше, чем на Бориса?
Видимо, да.
Родители с детства видели вас музыкантами?
Боже упаси! Мои родители — нормальные люди, фармацевты. Я учился в медикотехническом лицее. Собственно, наша группа там и возникла. Родители хотели для меня счастливой судьбы, поэтому и засунули в это достаточно престижное учебное заведение. Оттуда дорога напрямую шла в медицинский институт. Лицей был упакован отпрысками непростых семей, а потому у него была возможность купить достаточно дорогостоящие инструменты. Когда узнали, что я музыкант, посадили за синтезатор, и я стал делать фонограммы для местной команды КВН. Потом мы решили организовать рок—группу. На ее базе и возникли «Братья Грим». И где—то за месяц до поступления в мединститут я огорошил своего папу сообщением, что не пойду в доктора, что хочу быть музыкантом. Он обалдел, не одобрил, но впоследствии, я думаю, не пожалел о моем выборе.
Быть руководителем рок—группы, наверное, не сахар? Ведь рок-музыканты — люди зачастую недисциплинированные, пьющие?..
Да, встречаются и такие. Но не у нас. Для меня очень важна хорошая атмосфера внутри коллектива. Группа «Братья Грим» — это друзья. Некоторых я знаю уже второй десяток лет. Например, Катю Плетневу, бывшую жену моего брата, которая играет на клавишах и поет бэк—вокалом. Она фактически моя родственница. Сейчас у нас настолько сбалансированный по атмосфере состав, что работать одно удовольствие. Алкоголем никто не увлекается. Да у нас просто нет времени на всякие безобразия. Мы репетируем, выступаем, записываем... Был по юности период (когда мы только—только стали известными), ну, хулиганили слегка в самолетах, в гостиницах. Такой подростковый фарс, эпатаж! А так как мы теперь взрослые, нам это неинтересно.
А как Вы ощущаете себя в рок—тусовке?
Я в ней не вращаюсь. К тому же рок—тусовок несколько. Скажем, екатеринбургская. У них своя кухня, варятся в одном соку. Есть и другие. Мы не похожи ни на кого. Особыми были изначально. Конечно, у меня есть много знакомых из различных групп. Но «Братья Грим» никогда не входили даже в самарскую тусовку. Хотя там есть свой рок—клуб. Да, мы выступали в каких—то рок—барах, но это ничего не значит. Вообще, любое кучкование, я считаю, вредно. Люди становятся похожими друг на друга. Пропадает индивидуальность. А мы — независимые. Может, просто по складу наших характеров. Мы не попса, не рок — мы сами по себе. Конечно, это несколько осложняет жизнь. Когда ты находишься в системе, то можешь какие—то вопросы легче решать, включать административный ресурс, еще что—то. Но зато мы независимые! Такие—растакие! Разве плохо?..

The Directory
Искандер Джин
Является Проводником и создателем уникального направления Психомагии, которое объединило в себе самые прогрессивные знания современной психологии и эзотерические учения, доставшиеся нам от предков
Галина Нечаева
Дизайнер, архитектор, основатель мастерской дизайна и архитектуры
«Ромео и Джульетта #алхимиялюбви»
Сергей Проханов и Лилия Абаджиева
«ВЕРЮ В ГОРОСКОП»
НОВЫЙ ХИТ ОТ МИХАИЛА ГУЦЕРИЕВА
MOSCOW CLASSIC GRAND PRIX’ 2017
Международный автомобильный фестиваль Moscow Classic Grand Prix `2017 уже скоро! 12 июня ждем всех желающих на гоночной трассе Moscow Raceway. В этот день в рамках фестиваля стартует 1-й этап ежегодного кольцевого чемпионата на классических автомобилях с одноименным названием. Организатор фестиваля – компания «Старое Время».
Неделя моды в Москве: мода будущего уже сегодня
С 24 по 29 октября в Гостином дворе пройдет 38-я «Неделя моды в Москве. Сделано в России», организатором которой выступает Ассоциация Высокой моды и Прет-а-порте при поддержке МИНПРОМТОРГ России.
Большой детский фестиваль
С 18 ноября по 4 декабря на нескольких сценах Москвы и Подмосковья будут показывать спектакли для детей.
Азино777: как играть на деньги?
В интернете найти способ заработка довольно легко. Расположившись за компьютером или любым мобильным гаджетом, человек получает доступ к колоссальнейшему выборы площадок и проектов, на которых за свои знания, навыки или, даже некоторые, несложные манипуляции можно получать большие деньги.
Большая круговая дегустация GRAPE
…Почти 2 000 бутылок вина и шампанского, более 1000 гостей, тонна льда для охлаждения вина и напитков, разнообразная фуршетная линия из множества видов закусок и 7 часов дегустационного нон-стопа.
Как ухаживать за кожаными вещами?
Кожа – один из древнейших материалов для изготовления одежды. Она защищает от погодных явлений и в то же время не препятствует телу насытиться кислородом. Видов кожи много, и на какой бы ваш выбор ни остановился, за ней нужен правильный специальный уход.
©2018 Радиус Города